?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: происшествия

Резня в Бронниках

Бронники, село, центр Бронниковского сельского совета Ровненского района Ровненской области Украины, в селе находится немецкое военное кладбище, на котором 202 солдатские могилы.
30 июня 1941 года, девятый день Восточной компании, 25. Infanterie-Division (mot.) Wehrmacht, действовавшая в составе Panzergruppe 1 Generaloberst Ewald von Kleist, с боями продвигалась в направлении Ровно. Батальон 35 пехотного полка (35. Infanterie-Regiments) получил приказ выдвинуться на северо-запад и занять местечко Kлевань. Здесь батальон подвергся контратаке 20-й бронетанковой дивизии (комдив полковник М.Е. Катуков), 9-го мехкорпуса РККА (комкор генерал-майор Рокоссовский К.К.) и попал в окружение.
       Это был один из эпизодов знаменитого по своей бестолковости и бесполезности танкового
контрудара РККА в направлении Дубно.
       После того, как в ожесточенном бою все боеприпасы были израсходованы, остатки батальона, в количестве около 180 бойцов, в большинстве своем раненых, оказались в плену.
        2 июля 1941 года, на дороге Клевань-Бронники, разведывательным батальоном Leibstandarte SS Adolf Hitler (LSSAH) были обнаружены 153 полуголых трупа, со связаными руками и признаками насильственной смерти. В ходе повторного осмотра места происшествия, примерно в двухстах метрах, было обнаружено ещё 12 тел. Следствие выяснило, что причиной их смерти стали пулевые и штыковые ранения, а также разрывы гранат. Это были пленные чины 35-го пехотного полка.
        Шел девятый день войны...


Massaker in Broniki...Collapse )





Второй известный пример гибели героя от своего коня приводит скандинавская Сага об Одде Стреле (Örvar-Odds saga), о герое этой саги я упоминал в связи с его деятельностью по распространению света милосердия христовой веры с помощью огня и меча.
По тексту саги Ингьяльд - приемный отец Одда, решив устроить пир, пригласил на него для пророчества известную колдунью Хейд, передавать приглашение отец отправил Асмунда - молочного брата Одда. Нужно добавить, что сам герой саги Одд, особого почтения языческим богам норвежцев не оказывал с детства
верил только в собственную свою мощь и силу и не хотел совершать жертвоприношений богам, хотя Ингьяльд считал это достойным и важным делом.
     Поехал тогда Асмунд с четырьмя спутниками к колдунье и пригласил ее в Берурьёд. Обрадовалась колдунья этому приглашению и в тот же вечер приехала туда со всеми своими людьми. Сам Ингьяльд вышел к ней навстречу и ввел ее в дом, где было уже все готово для пиршества.
     Но Одд не желал показываться на глаза колдунье и не выходил к гостям. Условился Ингьяльд с колдуньей о том, что этой ночью она совершит большое гадание. Вечером вышла она со своими людьми из дома, и никто из них не ложился спать, и всю ночь совершали они свои чары.

     Колдунья Хейд стала предсказывать судьбу всем хозяевам и гостям дома, а потом заметила, что в доме есть еще один человек, который прячется на кровати под периной, видимо это бессильный старик. Услышав это Одд в гневе вскочил с кровати и велел колдунье замолчать, иначе он ее ударит. Но мудрая женщина настояла, что бы строптивец ее выслушал:
     Сказав так, Хейд запела какую-то таинственную песню.
     - Вот, что это значит, Одд, - объяснила она. - Ты проживешь дольше других - целых триста лет, и объездишь много земель и морей, и всюду, куда ни приедешь, слава твоя будет расти. Путь твой лежит далеко отсюда, но умрешь ты в Берурьёде. Стоит здесь в конюшне конь серой масти с длинной гривой по имени Факси, и этот конь причинит тебе смерть.
      - Рассказывай сказки свои старым бабам! - крикнул Одд и, вскочив с места, подбежал и ударил колдунью прямо в лицо, так, что кровь полилась на пол.

      Задобренная хозяином подарками колдунья покинула дом Ингьяльда, а на следующий день Одд с Асмундом убили коня, отведя его в холмы на берегу моря
      И сказал тогда Одд:
      - Не сможет исполниться теперь предсказание колдуньи о том, что конь этот причинит мне смерть. Совершив все это, вернулись они домой.

      Прожив бурную и насыщенную жизнь Одд наконец вернулся в Берурьёд, где гуляя по местам своей юности, спускаясь по тропинке с холма ушиб ногу о странный камень:
      Стал он раскапывать землю копьем, и все увидели в земле череп коня. Выползла оттуда змея, подползла к Одду и ужалила его в ногу пониже щиколотки. И от яда ее распухла у Одда вся нога и бедро. Увидел Одд, что случилось, и велел он своим людям нести себя вниз, на берег моря, а когда они пришли туда, Одд сказал:
      - Ну, теперь пойдите и вырубите мне каменную гробницу, а другие пусть посидят здесь со мной и вырезают руны, записывая песнь, что сложу я на память своему потомству.
      И стал он слагать песнь, а они вслед за ним выреза́ли руны.
      - Разумным людям много можно порассказать о моих странствиях; это же странствие - последнее. Прощайте! Торопитесь спуститься вниз и сесть на корабли; я же должен остаться здесь. ... Умер Одд, и, как говорит предание, был он самым могущественным человеком из всех людей, равных ему по рождению.

     Отождествлять героя приведенной саги с князем Ольгом Вещим стало уже хорошим тоном, хотя видимые причины к этому напрочь отсутствуют. Исторические примеры принятия смерти героями от своих коней Оддом вовсе не исчерпываются. Тем более поведение самого Одда, его отношение к языческим богам своего народа и колдуньям общающимся с этими богами, принятие христианства им самим и его дружиной, сожжение языческих капищ в Бьялкаланде не оставляет никаких надежд на достойную сущность героя. И его смерть от коня, которую он активно пытался избежать, даже прожив три стандартных жизненных срока, явилась достойной карой ниспосланной языческими богами отступнику Одду.

                                 
                                                   Окончание следует
В летописях и сагах народов сюжет смерти хозяина от своего верного, боевого коня имеет достаточно широкое распространение. Здесь приведу три самых известных примера:
Ольг Вещий, князь новгородский и великий князь киевский. Повесть временных лет сообщает, что по возвращении из славного похода на ромеев, в лето 6420

И пришла осень, и вспомнил Олег коня своего, которого прежде поставил кормить, решив никогда на него не садиться. Ибо спрашивал он когда-то волхвов и кудесников: «От чего я умру?» И сказал ему один кудесник: «Князь! От коня твоего любимого, на котором ты ездишь, - от него тебе и умереть!» Запали слова эти в душу Олегу, и сказал он: «Никогда не сяду на него и не увижу его больше». И повелел кормить его и не водить его к нему, и прожил несколько лет, не пользуясь им, пока не пошел на греков. А когда вернулся в Киев и прошло четыре года, - на пятый год помянул он своего коня, от которого тогда волхвы предсказали ему смерть. И призвал он старейшину конюхов и сказал: «Где конь мой, которого приказал я кормить и беречь?» Тот же ответил: «Умер». Олег же посмеялся и укорил того кудесника, сказав: «Неверно говорят волхвы, но все то ложь: конь умер, а я жив». И приказал оседлать коня: «Да увижу кости его». И приехал на то место, где лежали его голые кости и череп голый, слез с коня, посмеялся и сказал: «От этого ли черепа смерть мне принять?» И наступил он ногою на череп, и выползла из черепа змея, и ужалила его в ногу. И от того разболелся и умер.
     Новгородская первая летопись сообщая несколько иные подробности смерти князя, подтверждает главное - смерть от укуса змеи: «Идѣ Олгъ к Новугороду, и оттуда в Ладогу. Друзии же сказают, яко идуще ему за море, и уклюну змия в ногу, и с того умре; есть могила его в Ладозѣ.»
     Что то мне подсказывает, что князь Олег не напрасно носивший прозвище Вещий, обладавший даром прорицания и предвидения, не мог усомнится в предсказании волхвов и пасть от простого недоверия кудеснику. Такую картину нам рисует христианский летописец, завершающий повесть о гибели вещего князя пространной ретроспективой волхования и предсказания, в конце язвительно роняя:
     «...яко мнози, прекостьни имуще умъ, предъ образомъ Христовымъ знаменають иною кознью на прелѣсть человѣкомъ, не разумѣющимъ добраго...»
     Рискну предположить другое - Ольг сознательно ища смерти пошел к останкам боевого товарища, ибо конец свой знал и ведал, его искал. Просто так было нужно, ибо наступил его час...

                  
                            Продолжение следует
Продолжение вот этого поста.
А Вагн и его люди продолжали защищаться. Все, кто еще мог сражаться из йомсвикингов, собрались на его ладье. Ярл Эйрик и многие другие хевдинги норвежцев бросились на них со своими дружинами, и там завязалась сеча. Коротко говоря, перевес был явно на стороне норвежцев. Люди Вагна погибали один за другим. Остались в живых лишь восемьдесят из них. Когда пришла ночь и стало так темно, что невозможно стало сражаться, ярл Эйрик отозвал всех своих людей, и они отплыли поодаль. Они поставили охрану у своих кораблей и позаботились о безопасности своего ночлега. Им можно было похвастаться великой победой. Они взвесили выпавшие тогда градины, чтобы узнать силу Торгерд и Ирпы. Одна из градин потянула на целый эйрир.
     Ночью Вагн и его люди решали, что же им делать. Решили высадиться на берег, а затем постараться прорваться. Все оставшиеся 80 человек ухватившись за рею и поплыли к берегу. Достигнув берега большинство из них уже не стояло на ногах от ран и холода, в эту ночь умерло десять человек. Когда рассвело норвежцы обнаружили людей Вагна на прибрежных камнях, и взяли их в плен. Норвежцы окружили их, но йомсвикинги уже не в силах были сопротивляться. Семьдесят человек увели вглубь берега и всех привязали одной веревкой к бревну. Торкель Глина вызвался быть палачом йомсвикингов. Трех из них, смертельно раненых отвязали от веревки, рабы схватили их, закрутив волосы на палки, головы покатились в траву...
     Затем отвязали четвертого и закрутили его волосы на палку. Этот был очень тяжко ранен. Торкель спросил: «Что ты думаешь о своей смерти?» «Я готов к смерти, - прозвучал ответ, - ведь у меня та же судьба, что и у моего отца». Торкель поинтересовался, в чем там было дело. «Он погиб от одного удара». Тогда Торкель отрубил и ему голову.
      Затем вывели вперед пятого. Торкель спросил и у него, что тот думает о смерти. Он ответил: «Я забуду законы йомсвикингов, если испугаюсь смерти и скажу слова о своем страхе. Никто не избежит смерти». Торкель отрубил ему голову. Он и его люди решили тогда задавать тот же вопрос каждому из пленных, перед тем как убить, дабы посмотреть, так ли храбры эти люди, как о них говорят. Они сочли бы достаточным подтверждением йомсвикинговской славы, коли ни один из них не скажет о страхе.
     Шестого обреченного вывели вперед и накрутили на палку его волосы. Торкель задал ему тот же вопрос. Он ответил, что лучше умереть с достоинством, «а ты, Торкель, будешь жить с позором». Торкель отрубил ему голову.
     Когда вышел седьмой, Торкель повторил свой вопрос. «Я не боюсь смерти, - заявил этот йомсвикинг. - Но сделай одолжение, нанеси мне быстрый удар. Вот у меня в руке нож. Мы, йомсвикинги, частенько спорили, может ли человек что-либо осознавать, если ему очень быстро отрубят голову. Давай-ка, попробуем. Если, расставшись с головой, я воткну нож, значит, я что-то еще чувствовал, а если он упадет - то ничего». Торкель ударил и голова жертвы покатилась, упал и нож.

      Восьмой йомсвикинг перед смертью спокойно сказал: «Если бы не те овцы, что вы позвали вчера, мы бы вас побили». Девятый пленник сказал: «Я также безразличен к смерти, как мои сотоварищи. Но я не дам себя забить, как овцу. Я встречу удар лицом к лицу. Ударь прямо в лицо и гляди хорошенько, побледнею ли я». Получив удар топором по голове, тот не побледнел...
      Десятый перед смертью заявил, застегивая штаны, что собирался переспать с женой ярла. Торкель отрубил голову и ему. Следующим был Свейн, приемный сын Буи:
      Следующим вывели юношу с золотыми волосами. Торкель задал ему свой вопрос. Он ответил: «Это было лучшее дело моей жизни. Мне бы очень хотелось совершить еще такое же, не хуже тех, кто пал прежде меня. Но я не хочу, чтобы меня вели на смерть рабы, а пусть это будет воин не менее знатный, чем ты. Найди кого-нибудь, это легко. И держите волосы подальше от шеи, а то волосы мне кровью перемажешь». К нему подошел дружинник и намотал его волосы себя на руки. Торкель замахнулся мечом. Тогда юноша резко откинулся назад, и удар пришелся по рукам державшего его воина. Торкель отрубил ему обе руки по плечи. Юноша встал и спросил: «Чьи это руки зацепились за мои волосы?»
      Потрясенный сын Хакона, ярл Эйрик, принял Свейна в свою дружину. Попытка отрубить голову Вагну окончилась для Торкеля Глины плачевно - Вагн зарубил того собственным топором, выполнив таким образом, часть своего обета. Эйрик сохранил Вагну жизнь, а вместе с ним (по требованию Вагна) и всем оставшимся йомсвикингам.

Profile

Перунъ
kolyvanski
kolyvanski

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow