Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Перунъ

Правила данного журнала

Правил в журнале немного и они просты:
1. Автор журнала имеет свой, критический взгляд
на авраамические мировоззрения, и на особый, духовно-мессианский путь «Русскага», во Христе распятом, мира; так что патриоты исконно-посконной тюремной параши, рабы Иеговы, Моисея и эпилептического погонщика верблюдов при ознакомлении с его текстами могут быть несколько обескуражены. Посетив данный журнал и вступая в любую полемику на его страницах, вы тем самым принимаете эти условия и соглашаетесь с ними, в силу и в порядке статьи 428 Гражданского кодекса РФ (договор присоединения).
   2. Это мой журнал, мой дом и моя система координат. Хамство, явное или скрытое, воинствующая тупость и жлобское менторство, утомительное занудство, назойливая мелочность, трусливая ложь и лживая трусость, нежелание/неумение критически и самостоятельно мыслить, проповеди чумных авраамических учений, проповеди мифического равенства и братства тех, кто волей Богов не равен по праву, месту и крови рождения, т.е. все проявления признаков рабского происхождения, пресекаются без предупреждений.
       3. Основная тематика журнала указана в метках-тэгах к данному посту.
       4. Яркие и самостоятельные мысли со стороны оппонентов ценятся и приветствуются.


       Р.S. На аватаре изображен Перун - верховный Бог-громовник славянского языческого пантеона, покровитель князя и дружины, в руках у него не крест, но меч.


Перунъ

Magistri Georgius Drohobicz de Russia

Юрий (Георгий) Михайлович Котермак (Донат), он же магистр Георгий Дрогобыч из Руси, (Georgius Drohobicz de Russia), галицкий астролог, врач, философ, библиофил и гуманист эпохи Возрождения; родом из Червонной Руси, г. Дрогобыч, Województwo ruskie, Krоlestwo Polskie. С 1481 по 1482 год - ректор Болонского университета (Università di Bologna). C 1488 года - профессор Краковского университета. Отмечу, что Юрий из Дрогобыча, является первым среди восточнославянских мыслителей автором печатного произведения, изданного на латыни, а также первым известным доктором медицины, получившим учёную степень в европейском университете и происходившим из Руси.
        В своем труде Iudicium pronosticon Anni M.cccc.lxxxiii русский магистр и ректор
старейшего, непрерывно существующего университета Европы, основанного в далеком 1088 году, выражал уверенность в способности человеческого ума познать закономерности окружающего мира, в то время, как кацапские цари верили в то, шо звезды прибиты к небу...


Cc7Y1LhXEAACExC


Mistrz Jerzy Kotermak Drohobycz
  



Перунъ

Александр Невзоров: Персонально Ваш 21.12.2015



         Очередной эфир программы «Персонально ваш», в студии «Эхо Москвы» в Санкт-Петербурге Ольга Бычкова и Александр Невзоров.
         В этот раз Александр Глебович занимался очернением практически святого человека, лауреата Нобелевской премии мира (1979), воцерковленной в католичество албанской старушонки, Anjezë Gonxhe Bojaxhiu, более известной, как Blessed Mother Teresa of Calcutta:
        
«Мать Тереза это некий медийный символ, а на самом деле это была предельно злобная, предельная жадная и предельно фанатичная старуха. О ней великолепное исследование вы можете найти в журнале «Штерн», можете читать Кристофера Хитченса. Посмотреть фильм. ...
          Из всех миллионов, которые были выделены на эти приюты, как выяснилось, непосредственно на них на эту благотворительность было потрачено всего 7% этих сумасшедших денег. ... Читайте «Штерн» и Кристофера Хитченса. Затем была такая ближайшая, скажем так, сподвижница Терезы – Коллет Ливермор, которая сбежала из Ордена и которая опубликовала очень интересное воспоминание. Что касается приютов, чтобы было тебе понятно, у Терезы была жесткая практика. Она считала, что самый высокий, самый главный подарок, который можно сделать человеку – дать ему возможность испытать те же страдания, которые испытывал ихний христианский Бог. Поэтому и тяжелобольным онкологическим никогда не давали в этих заведениях во всех этих приютах никаких болеутоляющих. ...
           Когда тяжелобольных с пролежнями держат на бетонных кроватях без единой ниточки бельевой и моют холодной водой из брандспойтов, не снимая с этих лож бетонных, когда отказывают в еде при условии, если ты не поцелуешь крест и не откажешься от своих индуистских, кришнаитских и так далее иных убеждений. То есть история приютов это история чудовищного позора и этот человек впрямую повинен в мучительной смерти многих сотен людей, которые в этих приютах оказывались. Потому что ведь туда же никогда не брались квалифицированные медицинские кадры. Там работали только люди, полностью не знакомые с медициной, опять-таки из соображений фанатизма. Того, что Бог помогает слабым и невежественным. И слабые и невежественные лучше справятся с тяжелыми клиническими случаями, чем многоопытные, хитрые и талантливые врачи. Это все было не помощью, а скорее отвратительной и жестокой пародией на помощь. И это хорошо знали иезуиты, которые знали, что это уже в прицеле… Есть замечательная книга Хитченса, называется «Миссионерская поза». Великолепная книга. Очень рекомендую, не знаю, переведена она на русский или нет. ...
          Мы не говорим только об индийских приютах, мы говорим о детских приютах, где с детьми обращались точно также. Это по всему миру».
          Потом традиционно досталось попам и коммунистам, но это я уже комментировать не буду - смотрите и наслаждайтесь сами...


Перунъ

О языческой княгине-волховице Февронии, pаrt II

В продолжение вчерашнего поста об языческой волховице Февронии ставшей княгиней Ефросиньей Муромской:
«Юноша же той не разуме глагол ея, дивляшеся, зря и слыша вещь подобну чюдеси и глагола к девици: «Внидох к тебе и вижу тя делающуи видех заець пред тобою скача и слышу от устну твоею глаголы странны некаки и сего не вем, что глаголеши. Перьвое бо рече: «Нелепо есть быти дому без ушию и храму без очию». Про отца же твоего и матерь рече, яко «идоша взаим плакати», брата же своего глаголя «чрез ноги в нави зрети». И ни единого слова от тебе разумех». Она же глагола ему: «Сего ли не разумееши! Прииде в дом сии и в храмину мою вниде и видев мя седящу в простоте. Аще бы был в дому наю пес и чюв тя к дому приходяща, лаял бы на тя: се бо есть дому уши. И аще бы было в храмине моей отроча и виде тя к храмине приходяща, сказало бы ми: се бо есть храму очи. А еже сказах ти про отца и матерь и брата, яко отец мой и мати моя идоста взаим плакати - шли бо суть на погребение мертваго и тамо плачют, и егда же по них смерть приидет, инии по них учнут плакати: сей есть заимованный плачь. Про брата же ти глаголах, яко отец мой и брат мой древолазцы суть, в лесе бо мед от древия емлют. Брат же мой ныне на таковое дело иде, яко же лести на древо в высоту чрез ноги зрети к земли, мысля, абы не урватися с высоты. Аще ли кто урвется, сей живота гоньзнет. Сего ради рех, яко иде чрез ноги в нави зрети».
Глагола ей юноша: «Вижу тя девице мудру сущу. Повеждь ми имя свое». Она же рече: «Имя ми есть Феврония».
    Для упрощения восприятия и в целях разгадки загадок волховицы приведу текст в современном изложении:
    «Юноша тот не понял слов ее и удивлялся, видя и слыша столь чудные вещи, и спросил он девицу: «Когда вошел я к тебе, то увидел тебя занятую делом и зайца перед тобой скачущего, а потом услышал из уст твоих странные слова, и не понял я, о чем ты говоришь. Сначала ты сказала: «Не хорошо быть дому без ушей и без очей». Про отца же своего и мать сказала, что пошли они взаймы плакать, а о брате своем - что пошел он через ноги заглянуть в мир ушедших. И ни единого слова твоего я не понял». Она же ответила ему: «Ты этого не понимаешь? Прийдя в дом сей и войдя в горницу мою, увидел ты меня в будничной одежде. Если бы был в доме нашем пес, то он, почуяв тебя, к дому подходящего, залаял бы на тебя: это - уши дома. А если бы в горнице моей ребенок, то, увидев тебя, к дому подходящего, сказал бы мне: это - очи дому.
    А когда сказала тебе про отца и про мать, что отец мой и мать пошли взаймы плакать, то это значит, что пошли они на похороны и там плачут. Когда же они сами умрут, то другие станут плакать по ним - это и есть заемный плач. Про брата же тебе сказала, потому что отец мой и брат древолазцы-бортники, собирают в лесу с деревьев мед. Теперь брат мой ушел на это дело, и когда он влезет высоко на дерево, и через ноги с высоты посмотрит вниз, то подумает, как бы ему не сорваться с высоты. Если же кто сорвется, тот жизни лишится. Поэтому я и сказала, что пошел он через ноги заглянуть в мир ушедших».
      Промолвил ей юноша:
«Вижу, девица, что ты мудра. Скажи мне имя свое».
      Она ответила: «Имя мое Феврония».
    Лечила волховица князя Петра ведовскими методами в традиционном месте русского языческого волхования и лекарства - в бане (единственное строение в русских деревнях, которое и до ХХI века не освящается иконами и не имеет их внутри):
      «Пришедше же реша ей слово то. Она же взем сосудеп, мал, почерпе кисляжди своея и дунув на ню и рече: «Да учредят князю вашему баню и да помазует сим по телу своему, иде же суть струпы и язвы, и един струп да оставит не помазан. И будет здрав!»

      Князь был излечен не до конца, ибо проницательная волховица почуяв ложь на его сердце оставила одну язву на княжьем теле про запас. Недостойное поведение князя, его обман, уход Февронии, возвращение проказы и прочее, это уже сюжеты для иной истории.
    В завершении хочу лишь отметить, что образцом русского женского благочестия, чтимым даже церковью христовой, является ведающая языческая волховица из Ласковой веси Резанской, жрица Макоши-заступницы, именем Феврония, умевшая любить, исцелять и в одну ночь взращивать «древцы малы» до размеров древие велие, имуще ветви и листвие».

Перунъ

Blutige «Tier» von Bergen-Belsen

Bergen-Belsen - концентрационный лагерь располагавшийся в земле Нижняя Саксония (Германия), в миле от деревни Бельзен и в нескольких милях к юго-западу от г. Берген. Протокол допроса военного коменданта лагеря Bergen-Bеlsen Йозефа Крамера, проведенного следователями 11-й дивизии Британских вооружённых сил, содержит следующее признание:

«Лагерь функционировал более или менее нормально, пока ваши войска не перешли Рейн. Была проточная вода, регулярное питание… Я не мог сделать ничего другого, пытался только как можно лучше распределять поступавшие ко мне продукты питания для лагеря. Но внезапно ко мне начали присылать транспорт с новыми заключёнными со всей Германии. При такой ситуации было невозможно оставаться хозяином положения. Я требовал больше персонала и больше продуктов питания. Мне отвечали, что это невозможно, поэтому пришлось обходиться тем, что у меня было. К тому же, союзники разбомбили электростанцию, которая качала воду. Транспорт с продуктами питания больше не поступал в лагерь из-за бомбёжек союзников. Мы окончательно утратили контроль над ситуацией… В течение последних шести недель я не получал вообще никакой помощи. У нас не хватало людей, чтобы хоронить мёртвых… Я пытался раздобыть лекарства и продукты для заключенных, но тщетно».
В феврале 1945 ситуация в лагере стала катастрофической из-за вспыхнувшей там эпидемии тифа. 1 марта 1945 комендант лагеря Йозеф Крамер послал группенфюреру СС Рихарду Глюксу, главе администрации концентрационных лагерей Рейха, письменную просьбу о помощи в решении продовольственных и иных проблем. Лагерь был добровольно передан немцами на попечение 21-й армейской группе союзных сил (объединённое англо-канадское соединение) 15 апреля 1945 приказом рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера.
В течение двух недель после освобождения в лагере умерло 9000 человек, а к концу мая - ещё 4000. Комендант Йозеф Крамер не предпринимал никаких попыток избежать плена, а остался ждать англичан, чтобы, как положено, передать им лагерь, ибо не чувствовал за собой никакой вины. Но это не помешало союзникам в прессе называть коменданта лагеря «зверем из Бельзена» и повесить после показательного процесса, предварительно подвергнув длительным ежедневным пыткам.