kolyvanski (kolyvanski) wrote,
kolyvanski
kolyvanski

Categories:

Отношение Московии к своим героям

Традиции кровавой и трусливой христо-византийской подлости осударства Россейского давние и прочные. Эта ублюдочная правоверная машина уже восьмое столетие питается моими сородичами и соотечественниками, и жадно чавкая стонет, что ей все мало, и твари расстрелявшие моего прадеда Степана Леонтьевича, летом 1920 года, во время Колыванского восстания, уже строят планы и на моего сына...
Раковая опухоль этой системы постоянно расширялась, вместе с ареалом своей кровавой религии. В самом факте этого безмерного разбухания не было ничего прогрессивного, государство ширилось, а народ русский хирел. Люди поэнергичнее бежали на север и восток, забираясь туда, где жить, мягко выражаясь «мало приятно». Но лучше на Севере без московитских царей, чем в Черноземье, но с ними, впрочем, со временем цари и попы дотягивались до беглецов, и все начиналось снова.
    Самые энергичные и достойные не бежали, а дрались с этой кровавой ордынской империей. Почему же русские люди веками так упорно боролись с этим людоедским азиатским государством? Потому, что оно было аномально уродливо и чудовищно. На вольном Севере был воспроизведен монстр, который был рожден в Восточном Средиземноморье, и, казалось, не должен был выползти из этих мест. Этот уродливый монстр в виде, Египта, Вавилона, Ассирии, Византии, Оттоманской империи все время менял маски. И наконец, он все-таки издох в конвульсиях, да вот на беду, в результате усилий византийского православия возродился на просторах Руси. И поэтому все живые силы Руси всегда чувствовали отвращение к этому неестественному монструозному зомби сдохшей Византии.
    «Повесть об Азовском осадном сидении донских казаков», выдающийся литературный памятник XVII века, созданный одним из участников обороны Азова около 1641 года, со страниц повести веет неизбывной горечью от необходимости русским людям всю жизнь находиться между молотом людоедской азиатчины московской и наковальней не менее людоедских соседей мусульман.
    Ответ осажденных азовских казаков турецкому командованию, в наше время немедленно был бы занесен в экстремистский список Минюста нашей христо-Совдепии:



    «А все то мы применяясь к Иерусалиму и к Царюграду, хочется нам так взять у вас Царьгород. А то государство было христианское прежних великих благочестивых царей Греческих строение, а не вашего босурмана царя Турского. Да вы же нас босурманы пужаете и грозите нам, что с Руси к нам не будет и не пришлют никаких запасов и из царства Московского никаких к нам воинских людей на помощь не будет же; про то мы и сами ведаем и без вас и о том и о всем к великому государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всея России к Москве писано.
     Какие будто мы на Руси люди надобные и дорогие!
     Мы в Московском государстве ничем не надобны и не годны, и такую очередь мы за собою знаем и ведаем подлинно.
... И не почитают нас бедных на Руси ничем и ненавидят нас аки псов смрадных, потому что отбегохом мы из того государства Московского и из иных его государевых розных городов от неволи и налога, из работы и из холопства вечного и от неволи великие, от его государевых князей и бояр и дворян и детей боярских Московских и всяких городовых приказных людей. Да зде вселились в пустыни непроходимые, токмо взираем на Бога и на всех святых Его угодников.
     Кому о нас бедных в Московском государстве потужить или порадеть? Все князи, и бояре, и дворяне, и дети боярские Московского чину и разных городов приказные люди концу и смерти и погибели нашей рады; а запасы хлебные с Руси к нам николи не бывают, кормит нас Бог молодцов на поле Своею милостию, зверьми дикими, да морскою рыбою питаемся, яко птицы небесные ни сеем, ни орем, ни в житницы собираем, а сыти бываем. Тако мы бедные питаемся подле синего моря.
     А сребро и злато емлем мы у вас за морем, то вам и самим ведомо. А жены себе красные выбираем у вас же, уводим из Царяграда и у жен ваших детей вместе приживаем с вами.
     А се мы взяли у вас Азов город своею волею, а не государевым повелением для казачьих зипунов своих и для лютых пыхов ваших, и за то на нас, холопей своих дальних, великий государь царь и великий князь Михаил Федорович вельми кручинится, и мы бедные за то от него великого государя за взятие Азовское боимся казни смертные».

    Потомки русов-язычников, ходивших за «зипунами» на Крит, Царьград, Абаскун, Ширван и Партав, отвоевали славы ради для людоедского и трусливого режима черноморскую крепость Азов. Успешно отбивавшие в течении года османов и крымских татар казаки, во главе с атаманом Наумом Васильевым, одним из героев «сидения», прибыв в конце октября 1641 г. в Москву, предложили царю взять Азов «под свою руку» и поставить там гарнизон. Но первый из Романовых ни отличался от последнего ни умом, ни достоинством, ни мужеством, Земский Собор 1642 года принял решение оставить Азов и летом того же года казаки ушли из крепости, разрушив оставшиеся укрепления...
    Герои и плоды их побед рабской московитской власти никогда нужны не были, нужно было только пушечное мясо и рабы, плательщики податей, и за прошедшие 370 лет ничего в отношении людоедского режима к своим людям не изменилось...



1373086401_7
Tags: Власть маздакитов временщиков, Честь и достоинство
Subscribe

  • В лаптях до Ганга...

    Коган Павел Давидович, малоизвестный, и далеко не бездарный советский поэт, империалист и романтик. кстати, автор слов знаменитой песни…

  • Talvisota. 80 vuotta alusta

    Приполярная помойка оченно любит и уважает маленькие победоносные войны против вдесятеро или во сто крат слабейшего противника, но по загадочному…

  • Святые православные живодеры

    И только не надо потом удивляться и заламывать руки: - За что же нашим мальчикам эти нехристи отрезают головы и другие части тела? Вот за это…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments

  • В лаптях до Ганга...

    Коган Павел Давидович, малоизвестный, и далеко не бездарный советский поэт, империалист и романтик. кстати, автор слов знаменитой песни…

  • Talvisota. 80 vuotta alusta

    Приполярная помойка оченно любит и уважает маленькие победоносные войны против вдесятеро или во сто крат слабейшего противника, но по загадочному…

  • Святые православные живодеры

    И только не надо потом удивляться и заламывать руки: - За что же нашим мальчикам эти нехристи отрезают головы и другие части тела? Вот за это…